Школа на селе

Школа на селеПолучить настоящее, полноценное среднее образование на селе практически невозможно. Чтобы как-то себе это представить, давайте разберемся, какие они — учителя, школьники и школа в сельской местности. Учителя в большинстве своем лю­ди пожилые, фактически уже пенсионеры. Повышения квалифи­кации и переподготовки они не проходили с советских времен. Почти 30% из них не имеют даже высшего педагогического образо­вания! При этом учителей в деревне всегда не хватало, и один и тот же человек вполне может пре­подавать химию и пение, англий­ский и труд, а зачастую и несколько предметов сразу в совершенно фантастических сочетаниях. Можно представить, на каком уровне идет такое преподавание. Ну, и излишне говорить о том, что на зарплаты сельских учителей трудно существовать даже в деревне. Соответственно качеству обуче­ния получается и качество знаний. Тяга к ним должна быть практиче­ски ломоносовская. С другой стороны: а кого учить- то в деревне?

Если в больших горо­дах могут быть классы и по 40 чело­век, и в каждой параллели по поло­вине букв алфавита, и учеба посменная, то на всю деревню детей школьного возраста несколько человек. Там бывает чТо какого-то года вообще нет, то есть имеется третий класс, пятый, вось­мой, а четвертого, шестого и седьмого нет! Просто дети такого воз­раста в деревне не живут. Молодые из деревень бегут, а те что остались, не рожают. Если в городах демографическая ситуация считается кризисной, то про село и говорить нечего. Вот и происходят такие чудеса, как математика для всех возрастов, или программу нескольких классов учат сразу, чтя зря время не терять. Чтобы физически добраться до школы, детям из маленькой деревни так или иначе надо преодолеть несколько километров. Даже если автобус за ними придет, им надо ждать его на остановке, допустим, часов в шесть утра. На морозе, в темноте. Ребенку, как и всякому человеку, такое просто тяжело, и это не на день-два, это 11 лет так учиться.

А главное — ради чего? Какие у деревенских перспективы с такими знаниями? В самой деревне нормальной работы нет. Хорошо, если еще колхоз, или ферма, или что-то в этом роде имеется неподалеку. В городе своих умников хватает, да и таких же деревенских пруд пруди. А в приличный институт после сельской школы никак не попадешь. Во-первых, сельская местность у нас в стране гораздо более разно­образна, чем города. Кавказский аул отличается от сибирского по­селка староверов не просто мно­гим, а всем. Но школьная програм­ма практически одинакова. Во- вторых, в городе, если вам не нравится школа, вы в крайнем слу­чае можете перевестись в другую. В деревне же деваться некуда. Там не то что право выбора, там сама воз­можность учиться — уже успех. Пускай формально сельских школ по России и большинство, но только за последнее десятилетие число это уменьшилось на две тысячи!

И не только потому, что учить некого и некому. Как ни парадоксально, но содер­жание нищенствующих школ в деревнях, оказывается, очень накладно для бюджета! Даже если в школе один ученик и один учитель, их надо обеспечивать учебниками, пособиями, продуктами, светом, теплом, теми же школьными авто­бусами. Денег хватает на то, чтобы школа существовала, но их никогда не хватит на то, чтобы она сущест­вовала нормально! Иными словами, миллионы руб­лей тратятся впустую. Поэтому и решили в пос­леднее время пойти на «укрупнение». В крупных деревнях, поблизости от городов школы оставляют. Там полный штат учителей, более или менее сносные условия, полный курс по всем предметам и для любого возраста. Но такая школа может быть одна на многие кило­метры вокруг. И здесь снова встает вопрос о том, как дети смогут в прямом смысле слова добраться до знаний. Укрупнение школ ведет к сокраще­нию штатов. Учитель — специ­фическая профессия.

Ему трудно переквалифицироваться в кого-то еще. Если учителя сократить, он уходит на пенсию или остается без работы. А что такое остаться без работы в солидном возрасте в деревне, сами понимаете. Естественно, таким реформам селяне активно сопротивляются. К тому же у местных учителей име­ется один козырь, нивелирующий многие недостатки, — то, что они местные. Общение с городским учителем, как правило, ограничива­ется стенами школы. Деревенский же педагог живет среди своих уче­ников, имеет возможность наблю­дать за ними. И родительские со­брания ему не нужны, он и так всех знает, и его в деревне знают все. Теоретически это способствует соз­данию более доверительной атмо­сферы. И она действительно складыва­ется между учениками и их педаго­гами там, где одни еще хотят пре­подавать, а другие — получать зна­ния. Речь идет о талантливых детях, мечтающих вырваться из своей глуши и чего-то достичь в жизни, и о наставниках, для кото­рых преподавание не просто про­фессия и не только способ не уме­реть с голоду, а призвание в выс­шем смысле. В общем, речь об энтузиастах. Однако энтузиастов всегда немного. Большинство же застав ляет вспомнить классику: мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>