Река Ай Башкирия

Река Ай БашкирияСудьбы рек, как и судьбы людей, складываются по-разному. На восточных склонах хребта Аваляк, входящего в горную систему Уралтау, в непосредственной близости друг от друга берут начало две башкирские реки — Белая и Ай. Два небольших ручья упорно пробивают себе путь по каменистым осыпям, разбегаются в противоположные стороны — на юго-запад и на северо-восток. Глядя на оба истока, разделенные каким-то десятком километров, трудно предположить, что один дает начало главной реке республики, а другой, проплутав на чужбине — в соседней Челябинской области, не выдержав дальних и трудных дорог, возвращается обратно в Башкирию и спешит слить свои воды с другой рекой — Уфой. Но какой бы скромной не оставалась судьба реки Ай, она в меру сил своих трудится, перенося на плечах сплавной лес из дальних леспромхозов, разнообразной рыбой и красотой своей одаряет человека. Название реки, короткое и звучное, напоминает возглас восхищения. Прекрасна Ай в весеннюю пору, когда в избытке сил теснит высокие берега и, выплескиваясь за края, разливается по луговинам. Прозрачной и звонкой делается она жарким летом, журча на перекатах и затихая в глубоких прохладных омутах. Осенью она напоминает кривую башкирскую саблю из вороненой стали в золотых ножнах берегов.

Ай почти на всем своем протяжении — река горная, таежная. Кто хоть раз побывал на ней, скажет: незабываемая, неповторимая, ибо сказочностью пейзажей, пожалуй, не уступит верховьям Белой. Быть бы Аю главней Уфимки, да всего лишь около полутора километров не хватило, чтобы в длине сравниться с ней. До встречи с Аем река Уфа пробегает 581,3 километра, а длина Ая — 580 километров. Всего чуть-чуть разницы, но ты уже — приток, лицо второстепенное. Но всегда ли протяженность реки может служить гарантией справедливости в распределении мест? Река Уфа — самый крупный приток Белой. Это прочно утвердившееся мнение — и географическое, и историческое, не допускающее другого толкования. Своего рода аксиома, которую не принято оспаривать. Однако… так уж устроен человеческий ум, что не все и не всегда он покорно принимает на веру. Вот и у меня возникли некоторые сомнения в незыблемости упрочившегося мнения. Может быть, наоборот следовало бы считать Белую притоком Уфы? Давайте сравним обе реки. До места слияния они по протяженности равны лишь примерно. Если быть точным, то Уфа на целых семь километров длиннее Белой. В сопоставлении с Аем это более чем существенно. Следовательно, перед нами уже две неравноценные величины: большая и меньшая, и приоритет тут за Уфимкой. Другой немаловажный фактор: по Уфе на протяжении трехсот километров ходят теплоходы, самоходные баржи, речные танкеры, имеется немало пристаней, а что касается Белой, то выше слияния с Уфимкой она практически несудоходна, лишь в благоприятные годы речные трамваи и мелкие катера поднимаются на шестьдесят километров вверх до села Охлебинино.

Возникает естественный вопрос: почему же получается так, что более полноводная и судоходная, более длинная река, сливаясь с меньшей, мелководной и несудоходной, вдруг уступает ей пальму первенства, дающую право именоваться главной рекой Башкирии? Видимо, не одними километрами измеряется значимость реки, иначе притоком Волги была бы Белая, а не Кама, которая чуток покороче. Длина Белой, входящей, кстати, в число двадцати крупнейших рек Советского Союза, 1434 км, а у Камы, к месту их слияния — 1423 км. В старину длину рек не вымеряли с дотошностью до километра. И крупные суда по ним не ходили. Значение реки определялось прежде всего хозяйственным и эмоциональным отношением к ней народа, в данном случае башкирских племен, освоивших долину Белой и все обширное Прибелье значительно раньше, чем Уфимку, окруженную почти на всем своем протяжении непролазной темиохвойной тайгой с топями да болотами, где прокормиться было трудно. Белая представляется мне своего рода башкирской Элладой — на ее берегах зарождалась цивилизация маленькой кочевой народности с самобытной культурой, с богатой мифологией. Потому она и сделалась главной в народном сознании. Но и река Уфа не осталась обиженной — она дала название первому на башкирской земле городу, возведенному более четырехсот лет назад при слиянии обеих рек.

Я говорю обо всем этом потому, что нельзя плыть по реке, не зная ее биографии, ее характера. Уфа берет начало на склонах хребта Уралтау в Челябинской области, однако мало кому известно, что вытекает она из небольшого озера Уфимское, расположенного у подножия горы Юрмы. Гидрологи делят Уфу на три участка. Первый, протяженностью 298 километров, от истока до устья реки Артя, ее левого притока в Свердловской области, считается горным — река бежит по узкой долине, стиснутой высокими скалистыми обрывами. Второй участок самый большой — 541 км — от Арти до Красной Горки. Здесь, покидая после Красноуфимска холмистую равнину, река вторгается в Уфимское плато, в сплошные темнохвойные леса и горы, отражая в себе их диковатую темень, и тут невольно вспоминаешь, что башкиры не зря называли ее Караиделью — Черной рекой, столько в ней своеобразной, суровой и даже несколько сумрачной красоты. На третьем участке, от пристани Красная Горка и до устья, Уфа проходит оставшиеся 128 километров по равнине с широкими пойменными террасами, с высокими глинистыми крутоярами, с волнистыми линиями пологих холмов и некрупных горушек. Но все эти анкетные штрихи еще не дают полного представления о реке. Надо представить себе ее образ, заглянуть в душу. Река не утратила красоты и обаятельности даже в то дождливое утро, когда я покидал стоянку, разлучившую меня с Альмой.

Хмурые тучи низко стелились над землей, цеплялись за лесистые гребни гор, оставляя висеть в распадках нерассеи-вающиеся серые клочья. В потемневшую воду с тихим по своей монотонности стеклянным звоном сыпались и сыпались дождинки. Из всех потускневших вокруг красок самыми сочными и свежими оставались краски зелени. Налитую густыми соками хвою топорщили ели. На фоне мокрых, абсолютно черных стволов нарядно яркими были листья липы. А у берез стволы выбелило до расплывчато-невесомой белизны, и лакированные треугольнички листьев будто сами по себе парили в воздухе. Мы часто говорим или пишем: «зеленел лес», «зеленели луга», нередко я сам грешу этим, хотя давно обнаружил и не перестаю удивляться тому, как велико разнообразие оттенков в зеленом цвете растений. Положите рядышком листья дуба, тополя, клена, березы, ивы и вяза — сразу можно увидеть, как различна их цветовая гамма. Сравните темные кожистые листья копытня с желтоватой зеленью первоцвета лекарственного, жесткий и смуглый стебель цикория с беловато-ворсистым лопухом, даже с таким же жестковатым, но менее смуглым пустырником, прозрачность хвоща или хвои лиственницы с концентрированной густотой пихты, серебряную воздушность лозняка, склонившегося над водой, с растущей тут же рядом черноватой щетиной куги, и заметно станет, что нет единого и единственного зеленого цвета в природе, что состоит он из необъятного количества всяких оттенков.  Однажды я попытался определить, сколько же их существует, насчитал до сорока трех и сбился со счета.Таким же богатством тончайших оттенков обладает и небо: в ясную погоду и в ненастье, в любом промежуточном состоянии между ними, в разные часы суток и в разные месяцы.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>