Пансион благородных девиц

Пансион благородных девицУ юных, как известно, свое понятие о привлекательности. Скажем, по их меркам, девушкам совершенно не к лицу нежность, трепетность и наивность — тем более невинность, зато приветствуются хриплый голос, катастрофическое неумение пользоваться косметикой, вечная жвачка во рту и способность в случае чего дать в рыло. Конечно, в суровые годы юношеского самоутверждения без этих навыков прожить трудно. Но проходит два-три года: достоинство бывшего отрока уже не находится под постоянной угрозой, его жизнь становится гораздо спокойнее. Можно, наконец, расслабиться. И вот тут бы и стать девушкам миловидными, приветливыми, мягкими, заблистать хорошим воспитанием, с которого, собственно, и начинается женственность. Да где их взять, если вся юность была отдана борьбе? Однако нередко попадаются исключения. Кого-то из молодых особ спасло врожденное чувство вкуса и меры. Кто-то получил специальное образование и на вопрос: «Где вы в столь молодом возрасте научились вести светскую беседу, изящно одеваться, красиво ходить, сидеть и даже есть», отвечает: «В пансионе благородных девиц». О том, что в России существовали подобного рода заведения, мы знаем в первую очередь потому, что в Смольном институте благородных девиц в 1917 году устроили свой штаб большевики. Вообще женское образование до революции хоть и не было поставлено на широкую ногу, но существовало. Кроме столиц, институты и пансионы благородных девиц (в последних ученицы жили все время обучения) были во всех крупных — губернских — городах.

Учили там девушек очень важным вещам — танцам, этикету, рукоделию, рисованию. А профессиям не обучали, что объяснялось просто: женщинам — тем более из благородных сословий (а в институтах благородных девиц учились представительницы соответствующих «каст») — в то время работать было не принято. В конце XIX — начале XX века жизнь и нравы в России несколько изменились, и некоторые женские учебные заведения расширили свою программу в соответствии с веяниями времени. В том же Смольном начали обучать некоторым специальностям — например, стенографии, азам медицины: выпускницы института благородных девиц во время Первой мировой войны уезжали сестрами милосердия на фронт. Смольный институт, как известно, окончила и Надежда Константиновна Крупская, но работать стенографисткой или медсестрой не пошла, а стала «другом, женой и соратником» вождя революции. После 1917 года на женском образовании был поставлен жирный крест, как известно, оно стало всеобщим и лишь недавно в стране снова стали открываться институты благородных девиц. В Санкт-Петербурге он возобновился на старом месте — в Смольном. Бывший пансион благородных девиц в Москве оказался прочно занятым — там сейчас располагается педагогический институт. И московские девицы теперь учатся в здании без исторического прошлого. Какой пассаж! Теперь благородным манерам учится тот, кому это по карману: в основном дочери бизнесменов. Честно говоря, мы готовились к тому, что «новые русские дочери» будут слишком похожи на своих отцов. Мы ожидали увидеть их в «кольцах и браслетах», а также в дорогих нарядах. Ничего этого не было. Девочки как девочки—одеты со вкусом, но просто. Уверены в себе. Как абсолютное большинство юных дев(и взрослых дам, впрочем, тоже), интересуют их в первую очередь вещи не очень серьезные.

Любимые предметы у них — этикет, искусство быть красивой, история моды. А одна смущенно сказала: «История России», чем вызвала восхищенное «Ах!» кого-то из своих подруг. К чести администрации Московского института благородных девиц, которая опасается дискредитировать гордое и ко многому обязывающее имя своего учебного заведения, абитуриентки прохода-строгий отбор. То есть, чтобы поступить в институт, надо иметь определенный уровень воспитания и образования. Уровень этот определяется во время тестирования девушек, собеседования с ними и встреч с их родителями. Ежели юное создание не читает ничего серьезнее «СПИД-инфо», не может произнести двух фраз, не вставив слово-паразит, то мысль об институте придется оставить. Так, того из последних наборов из двадцати восьми претенденток приняли только восемь. Поступают девушки с пятнадцати лет. Отношения со среднеобразовательной школой у них складываются довольно сложные: практически все они уверены, что посещение школы — пустая трата времени. Ну не повезло им с учителями. Поэтому большинство покинуло школу после девятого класса. Руководство же пансиона благородных девиц не интересует, какой была успеваемость у девушек в школе. И то верно: общего в учебных программах школы и института очень мало. Благородные девицы изучают основы бизнеса, паблик рилейшнз, современные и бальные танцы, этикет, основы философских знаний, основы актерского мастерства (необходимые каждой женщине!), конечно же, домоводство. Курс истории России для них читают как историю русской женщины, ее положение в семье и обществе. По такому же учат литературу — через образы Наташи Ростовой и тургеневских девушек. Все знают, что в школах учителя и ученики обычно усердно изводят друг друга. В институте благородных девиц за учебу, напомним, заплачено, а это, как ни крути, основа корректных отношений между ученицами и преподавателями.

Надо заметить, что их (отношения) нельзя назвать дружескими — это повредило бы учебному процессу. Опять же, большое значение имеет, какой предмет преподает учитель. С преподавательницей по истории моды возможны, так сказать, «внеуставные отношения»: после занятий она каждой посоветует что-нибудь дельное по поводу имиджа вообще и одежды в частности. Кем же станут девушки потом? Они станут они в первую очередь украшением собственного мужа, дома и любой компании, а также получат специальности, достойные «деловой женщины». Не секрет, что готовят их для довольно обеспеченной и достаточно светской жизни. Сами же девушки, не испорченные еще интригами светских «тусовок», пока довольно бесхитростны. Будущее они видят в работе, счастье — в браке, причем по любви, а не по пошлому расчету (эх, молодость, молодость!). За кого выходить — за богатого и глупого или за бедного, но хорошего — жизнь покажет, хотя, конечно же, хочется, чтобы был замечательным во всех отношениях. «Мало ли как обернется. Любовь зла, полюбишь и козла. Сейчас лучше не загадывать, а то все получится совсем наоборот», — мудро заметила юная Катя. Учебный процесс в институте благородных девиц совершенно не похож на школьные занятия. Вместо уроков — пары по 1 часу 20 минут. Обычно в день бывает по две пары. На них — все как у «больших»: семинары, к которым надо готовить рефераты, лекции, которые надо конспектировать. Семестр венчает сессия. Жевать на уроках девушки перестали недели через три после поступления. Фразы типа: «Чего орешь, дура» исчезли из лексикона значительно позже, но ведь исчезли! Девицы начали говорить так, что их стало приятно слушать (недаром они изучают технику правильной речи).

С эмоциями, правда, юным созданиям справляться трудно, так что время от времени аудиторию сотрясает здоровый, но не очень-то светский хохот. Но это возрастное. В институте не бывает: если девицы устали, преподаватель почувствует это и отпустит отдыхать. Девушки могут проголодаться — молодой растущий организм, как известно, постоянно требует еды. В школе еще можно пожевать на уроке, одноклассники тебя поймут и поддержат. В пансионе благородных девиц есть и пить во время занятий — некомильфо в высшей степени. Принятие пищи — только во время перерыва! В питании девушки заметили, когда  появились новенькие, не избавившиеся еще от дурных привычек. «Какой кошмар! Они грызут на уроках семечки!» — ужасались благородные девицы. «Ну а на дискотеках, в клубах тебе ведь случается блеснуть манерами и эрудицией. Какова реакция окружения?» — спросили мы Татьяну, ослепительную блондинку и дочь предпринимателя. «Сначала их поражает небольшой шок, а потом начинают интересоваться: какие-такие благородные девицы? Нет, никто не пугается и не убегает как от прокаженной…», — призналась Таня. Впрочем, девушки Таниного типа могут говорить что угодно, все равно любому представителю старше пятнадцати и младше восьмидесяти лет убегать от нее не захочется. «Но лучше этой своей непохожестью не злоупотреблять, ведь не предугадаешь, на каких придурков можно нарваться в следующий раз. Вообще, я уверена: чтобы быть БЛАГОРОДНЫМ человеком, необязательно оканчивать институт. Благородство, как и другие хорошие качества, в человеке должны воспитать родители. И он сам», — подумав, добавила Таня. Браво, Таня! Традиционно считается, что в старых, дореволюционных пансионах благородных девиц держали в строгости, а воспитывали — в ханжестве. Девицы ходили в форме и бантах и боялись классных дам.

Это не совсем соответствует истине. Например, Екатерина Великая рекомендовала учителям держаться с девицами как можно фривольнее, и если кто-то из них нa уроке удачно сострит, то остроту надлежит повторять и обогащать новыми деталями до тех пор, пока девушки не утихомирятся. В современном пансионе благородных девиц для подобных упражнений в остроумии, естественно, нет времени. Но строгости и глупых ограничений в «воспитательных целях», к счастью, не бывает. Если, скажем, в коридоре ректор застанет курящую ученицу, он нe станет гневно отнимать и топтать ее сигарету, обзывая девушку блудницей. Он считает, что запрещать кому-то курить не в его власти. Зато он сообщит девице, что курит она некрасиво, и отошлет поучиться к преподавательнице этикета. А та покажет, как следует держать сигарету и томно затягиваться, и скажет, что женщинa не должна наклоняться к зажигалке и пускать из носа дым — в общем, даст массу ценных советов. Пока девушкам особо негде демонстрировать полученные знания и благоприобретенные манеры, использовать их, так сказать, для повседневной жизни, «звездный час» девиц еще не пробил. Они прекрасно понимают, что для них существуют как бы две жизни. Одна — «благородная», что имеет место в институте, в узком кругу близких и начнется в недалеком будущем. Вторая жизнь всегда с ними—в безумии улиц и дворов, среди мата и мордобоя. Здесь можно сколько угодно кричать что-нибудь вроде «Господа, вы звери!», и никто ничего не поймет. Благородные девицы помнят, где живут.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>