Луций Анней

Луция АннейИз этих пушкинских строчек явствует, что в противоположность образцово-скучному Цицерону Апулей — образец увлекательности. И в таковом качестве просуществовал от античности (точнее от II века) до наших дней. Некоторые различия в читательском восприятии тем не менее имеются. Легковерные римляне были убеждены, что все описанное в тексте произошло с автором на самом деле — недаром героя зовут тоже Луцием Аннеем, а повествование ведется от первого лица, в античной прозе не принятое. Современный же читатель считает «Метаморфозы» просто озорной сказкой с забавным сюжетом — что тоже не вполне верно. Но начнем с сюжета. Знатный юноша Луций Анней приезжает в город Фессалию — столицу колдовства. Наслушавшись удивительных рассказов и будучи весьма любопытным, он загорается желанием на себе испытать действие чар. И желание его исполняется, хоть и не так, как ему хотелось бы: неопытная ведьмина ученица по ошибке превращает его в… осла. Правда, средство для обратной метаморфозы известно — пожевать розы. Но рядом оных не оказывается. А тем временем на виллу врываются разбойники и, навьючив на нашего героя богатую добычу, угоняют с собой… Однако же превращение и следующие затем Луциевы приключения в ослином облике лишь верхний слой повествования, а под ним скрывается философская подоплека.

Апулей придерживался платоновской доктрины, по которой душа человека состоит из трех частей: животной, низменной, собственно человеческой, мятущейся между велениями разума и диктатом страстей, и небесной, божественной. Каждое человеческое качество, согласно этой теории, имеет свой «верх» и свой «низ»: так, деятельная любознательность ведет к высотам духа, а праздное любопытство — в пучину порока. И превращение Луция Аннея в таком контексте есть зримое выявление его душевной метаморфозы. История Амура и Психеи, которую старая рабыня рассказывает, чтоб развлечь и утешить похищенную разбойниками красавицу, оказывается не просто очаровательной, нежной и трогательной сказкой любви, но еще и символическим рассказом о потерянной душе (по-гречески «psyche»), блуждающей в поисках божества… И подобным образом можно истолковать буквально каждый сюжетный поворот и каждую деталь романа, что придает неожиданную глубину волшебно-авантюрному сюжету. Но поскольку Апулей свою философию не навязывает, а, напротив, тщательно конспирирует, мы можем и не вникать в тонкости мысли, увлекаясь простым любопытством: что там случится дальше с ослом? А можем и проявить деятельную любознательность — выбор за нами.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>