Город Ереван Армения

Город Ереван АрменияГород Ереван Армения будто остановился передохнуть на пути из прошлого в будущее. Он не желает расставаться со старыми вещами, не хочет менять своих немодных привычек. А новая жизнь уже ищет пути к его сердцу, как путешественник ищет дорогу в гостиницу. У входа в дорогой ресторан стоит будочка с газировкой, и ее хозяин чинно разливает по стаканам ярчайший сироп. А рядом с бутиком модной итальянской марки с витрины фотоателье прохожим улыбаются мускулистые борцы, изумленные младенцы в панамах, простодушные красотки в платьях с крылышками и черноглазый франт в каракулевой шапке. Он уже лет сорок дымит здесь своей папироской. По другую сторону фотовитрины -XXI век. Сияющие иномарки, пятизвездочные отели и серьезные мужчины в темных очках от Армани. Возле рынка — бабушка с чемоданом семечек, готовая рассказать покупателям всю свою нелегкую жизнь. А по соседству в ресторане скрипач — армянин из Ливана — объявляет «калинку-малинку» на ломаном английском. Здесь можно познакомиться с компанией молодых иранцев, а, вернувшись домой, посмотреть по телевидению фильм с молодым Джигарханяном. На реке Раздан стоит отель для приватных встреч — в виде морского лайнера. Чуть выше по течению — старый Детский парк с прогулочной железной дорогой. Когда завозят уголь, можно покататься на настоящем паровозе. Если купишь у дедушки со связкой воздушных шаров и подносом разнокалиберных свистулек копеечную игрушку- получишь бесплатно коробок спичек. Прошлое и будущее встречаются на каждом шагу. Город Ереван Армения то навевает воспоминания об исчезнувшем социализме, то вдруг напомнит мирное итальянское захолустье, то блеснет безалаберной барселонской толпой. По дорогам до сих пор тарахтят, развозя мороженое, «муравьи» — мотоциклы-фургончики, а по бульварам гуляют иностранцы. Из-за них уличная толпа выглядит интернационально.

В основном это армяне из Америки, Франции, с Ближнего Востока. Некоторые приехали на землю предков учиться. В городе десятки университетов, включая американский и французский. Город Ереван Армения — небольшой, уютный и даже красивый южный город. Не более того, если иметь в виду его земную часть. Но над Ереваном есть небо. А в небе — Арарат. Он висит в воздухе, как полупрозрачный мираж, видимый отовсюду, и дополняет городской ландшафт небесным. Он то преграждает вам путь в конце улицы, то вырастает из сиреневого облака над крышами спальных районов. Арарат виден сквозь арку на бывшей площади Ленина и из окон одноименного коньячного завода, с высоты новостройки, и с балкона особнячка, нависающего над ущельем реки Раздан. Именно Арарат придает этому городу философский смысл. Над ереванскими Черемушками он кажется гигантским рисованным задником — фантастической декорацией из фильма «Шоу Трумана». А если смотреть от церкви Хор Вирам — предстает величественной библейской святыней. До подножия Арарата — 40 километров, последние три — уже по территории Турции. Но великая гора от этого не перестает быть главной достопримечательностью и неотъемлемой частью Еревана. Как известно, к Арарату причалил ковчег Ноя, и для местных жителей Священное Писание — кроме всех прочих — имеет и краеведческий смысл. Ообо всем — от погоды до политики- ереванцы говорят как о смысле жизни. Его здесь начали постигать даже раньше, чем строить церкви. Ереван основан в 862 году до н. э., а его церкви не старше XIII века — по здешним меркам новые. Хотите увидеть седую древность, поезжайте за город. За день можно осмотреть средневековые монастыри Гегард, Хор Вирап, где 15 лет томился первый католикос армян, и Эчмиадзин — резиденцию католикоса нынешнего.

Даже если храм восстановлен или достроен в XVII — XIX веках, вам обязательно покажут фундамент IV столетия, расскажут красивую легенду, которой полторы тысячи лет, и постараются объяснить, что никаких разногласий между Армянской апостольской и Русской православной церковью не было и нет. Единственный памятник дохристианской эпохи — храм Гарни, маленький ереванский Акрополь, построенный в I веке. Рядом — остатки дворца и римских бань с мозаиками. Самый знаменитый музей — МАТЕНАДАРАН, собрание рукописей. Древнейшие датируются V веком. Цветные миниатюры сохранили яркость. Голубая краска — из камня лазурита, зеленая — из растений, а красная — из редкой породы живущих под землей червячков. Золото — оно и есть золото, его листики приклеены к страницам чесночным клеем. Кроме обычных музеев в Ереване есть еще и Выставка-продажа еды (назвать это место просто Центральным рынком язык не поворачивается). Сюда лучше ходить, если ничего покупать не собираешься — цену снижают с трудом. Удовольствия от торга — никакого, зато какая радость для глаз! Прогулка по рядам впечатляет не меньше, чем посещение художественной галереи. Ряды сухофруктов по колориту напоминают полотна Сарьяна. Фаршированные орехами персики, груши и инжир, лоснящиеся палки суджука, прозрачные листы лаваша из сливы и яблок — все яркое и загадочное. Сушеные помидоры надо везти домой, остальное — съедать на месте. Стоит остановиться, и торговцы, не обращая внимания на уверения «я ничего не куплю», насильно пичкают тебя своим товаром. Куски выбирают побольше: «Пробуй, сестра-джан, пробуй просто так!» Все это великолепие — сладкое и калорийное. К счастью, на каждом шагу можно припасть к уличным фонтанчикам с питьевой водой. Слабый металлический привкус напоминает счастливое детство, как и оглушительный шум больших фонтанов на площадях.

Бурно изливающаяся на улицы вода оказалась большой редкостью в домах ереванцев. Вопрос «А горячая у вас есть?» вызывает нервный смех. После развала СССР центрального отопления в городе нет вообще. Проблему горожане решают, изобретая суперэффективные кипятильники, гигантские рукомойники и удивительные душевые устройства из оргстекла. Греться электричеством, углем и газом здесь привыкли давно. Во многих районах вода из кранов течет в строго определенное время -один раз утром и один раз вечером. Ереванцы живут в окружении тазов и канистр, заполненных живительной влагой. И при этом по выходным дружно водят детей в местный аквапарк. На что здесь живут, судить не берусь. Зарплаты мизерные. Но у большинства есть родня за ближней и дальней границей — она, видимо, и поддерживает. Армян за границей раза в четыре больше, чем в самой Армении. И помогают они не только отдельным гражданам, но и государству в целом, вкладывая деньги в строительство и бизнес.Часть городских построек — от прелестного особнячка над обрывом до ереванского аэропорта — раздарена иностранным армянам в благодарность за какой-нибудь вклад в экономику. Очень много «иностранцев» среди владельцев ресторанов и клубов. В маленьких заведениях они сами стоят за кассой или барной стойкой. Кафе совмещается с книжным или чайным магазинчиком, в сувенирной лавке продают мед и сухофрукты. Народу не много, но и пусто не бывает. Нищие на улицах встречаются, но в основном люди выглядят не бедно. Кроме иномарок по городу ездит огромное количество российских автомобилей. Все белого цвета. Самая популярная модель — «Нива», потому что похожа на джип. Стоит она здесь 7000 долларов и встречается, как фонтанчики с водой, на каждом шагу.

Вообще, по сравнению с соседним Тбилиси, город Ереван Армения производит очень благополучное впечатление. Электричество здесь есть, и вечерами народ гуляет. После десяти работают сотни открытых кафе и карусели для детей. В знаменитом ресторане «Поплавок» для взрослых играет джаз, а по краю пруда ездят на игрушечных лошадках трехлетние седоки — в основном, серьезные брюнеты и брюнетки. Лошадки в отличном состоянии и белые, как «Нивы». Косвенное свидетельство достатка -известная с советских времен мания перестройки квартир. Но если москвичи переносят стены, двери и унитазы, то ереванцы не мелочатся. Отхватив часть двора, достраивают фундамент и возводят еще один девятиэтажный фасад. А если окна квартиры выходят на улицу, удлиняют балкон во,всю стену, а саму стену переносят. Власти, как я поняла, не сопротивляются. Очень заметное сооружение в городе и чуть ли не главный вкладчик в бюджет страны — ЭТО знаменитый Ереванский коньячный завод. Чтобы познакомиться сего продукцией, необязательно ехать в Ереван. 80 процентов армянского коньяка продается в России. Но по-настоящему пьется он только на родине. После первого глотка появляется легкий приятный акцент, после второго в голове складывается длиннейший армянский тост, а после третьего — дух Араратской долины заставляет вас полностью пересмотреть отношение к жизни. В лучшую сторону! Вино люди изобрели для веселья, коньяк — для углубленных бесед о сущем. Пятилетний «Арарат» оказывает на разум влияние, схожее с влиянием Арарата вечного. Философом становишься сразу. Рождается этот умный напиток усилиями великих местных профессионалов. Коньяк нисколько не стал менее армянским от того, что купила завод и получила права на марку «Арарат» международная компания Pernod Ricard.

Новые партнеры помогли крестьянам с удобрениями для лозы, наладили бережный отжим, грамотную перегонку и бондарное производство. Кстати, одну из галерей с бочками назвали именем самого знаменитого в мире армянина — Шарля Азнавура. А армянские альпинисты совершили восхождение на Арарат, прихватив с собой бутылку прославленного напитка. Теперь она бережно хранится в заводском музее.Почетных гостей на заводе ставят на весы и дарят на прощание столько литров коньяка, на сколько килограммов гость потянул. Нашему Ельцину определенно повезло, а Лукашенко, говорят, вставал на весы вместе с охранником. Экскурсия по заводским цехам напоминает восточную волшебную сказку. Вот здесь коньячному дистилляту отсекают голову и хвост, здесь годами томится его сердце, а здесь коньяк просто отдыхает. Дурманящий запах — это доля ангелов. Чем больше достанется небесным шалунам, тем меньше останется нам, грешникам. Потрескавшиеся бочки на заводе поменяли на крепкие, из армянского дуба. Знакомые нам с юности шоко-ладно-ванильные тона коньяка никуда не делись. И не сомневайтесь: звездочки на всех этикетках — от трехлетнего «Арарата» до двадцатилетнего «Наири» — честные, как во времена Ялтинской конференции. В общем, раз уж речь зашла о коньяке, выпьем за дружбу народов! Этот город, конечно,переживет все влияния, любую моду и навсегда останется самим собой. Есть в городе Ереване Армении свои олигархи. Один — бывший сотрудник гаи. Первый миллион он заработал не стоя с жезлом на посту, как можно было бы предположить, а в Америке — на турнире по армрестлингу. Теперь у него есть все: особняк на холме и персональная церковь под окнами.

Небогатые ереванцы тоже живут на холмах. Старые районы — Конд, Норк, Айгестан, исторически заселявшиеся беженцами из Турции, — выглядят как поселки из одно- двухэтажных домиков, частью сохранивших столетнюю каменную кладку. Улицы здесь сужаются до метра, во дворах насосы с водой, на крышах курятники. У входа дети моют ковры, и хлопья пены блестят на солнце, как сахарная вата. Мужчины играют в карты или отдыхают в гараже на руинах полуразобранной «Волги». Остальные пристально наблюдают за тобой с балконов и скамеек. Здесь, как и в Москве, просто так улыбаться не принято. Но на этом сходство со столицей России заканчивается. Стоит поздороваться или о чем-то спросить, и тебя зовут в дом на чашечку кофе. Парадную комнату украшает портрет папы или коврик с оленями в лесу, шкаф с посудой, диван и великолепная люстра из стеклянных бус и латунных загогулин. В центре композиции — телевизор. Показывает он всегда Муз-ТВ. Там красивые люди красиво поют. На прощанье вам могут предложить купить «вот этот дом» — за 5 тысяч долларов. Дома в центре стоят значительно дороже, но отличаются тем же гостеприимством. При первых признаках заинтересованности вас зовут внутрь -к знакомой люстре, дивану и телевизору. Варят тот же прекрасный кофе, наливают вино или коньяк. Дядя Алик с улицы Абовяна рассказал мне, как в 1968-м ездил в Киев и познакомился там с веселым евреем-парикмахером. Дядя Алик показал рубаху — дар парикмахера на память. Красивая рубаха. С огурцами. С Джулией из Конда я молча посмотрела Муз-ТВ, а ее муж показал мне голубятню. В доме знаменитого клипмейкера Гранта меня накормили гречневой кашей и мамиными котлетами.

А в доме тети Нелли и дяди Шурика на стенах висели картины, подаренные самим Сарьяном. Меня угостили картошкой и множеством историй. При этом тетя Нелли высказала то, что у меня самой давно вертелось в голове: как вы в Москве живете? Вы же там пассажиры, всю жизнь проводите в дороге! Ереванцы жизнь проводят в общении. Официант в кафе долго и эмоционально принимал заказ у моего знакомого. Мне потом перевели. Оказалось, он говорил: помните, я ребенком продал вам цветы, а вы сказали, что эта работа не для меня, и я это запомнил… И так на каждом шагу. Здороваются, болтают, торгуют, едят. У каждого второго ереванца есть что вспомнить и обсудить с каждым первым. Одна из главных печалей — теперь не в каждый дом придешь без звонка. На это жаловались мои новые друзья. И потом вели в те гости, куда еще можно. За неделю я обзавелась таким же количеством знакомств, как в Москве за десять лет. Это еще не считая таксистов, барменов и продавцов мороженого. За пределами квартиры общаются под музыку. На ней Ереван помешан. В клубах звучит очень качественный джаз. Музыканты, по которым плачут афиши зала имени Чайковского, часами музицируют в кофейнях для десятка слушателей, прерываясь лишь для того, чтобы поприветствовать знакомых. Персы — как по старинке зовут приезжих из Ирана — играют джаз с томными арабскими нотками. Расставаться с городом Ереван Армения трудно кажется, вернешься сюда через какое-то время -и попадешь в другой город. Заснеженные вершины, красивые тосты и пылкие знакомства — все это, конечно, будет и через сто лет. Газировка не кончится, Раздан не пересохнет. Просто со временем здесь чуть меньше будут говорить по-русски, чуть больше по-английски, но всегда — по-армянски. А главное, чего я опасаюсь: вдруг ереванцы и впрямь перестанут ходить в гости друг к другу без звонка?

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>